?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry



Начало здесь

— Божечки, — повторила она.
— Он мед ест! — прошептала Лизка с такой гордостью, словно в том была ее личная заслуга.
— Ой, божечки, — ответила на это Катерина. Все другие фразы, вертевшиеся в данный момент у нее на языке, не пропускала в эфир цензура. — Ой, божечки!.. Лизка, пойдем папу разбудим!
Лизка восприняла эту идею с большим энтузиазмом. Пока Катерина на подгибающихся ногах добралась до спальни, Лизка умудрилась растолкать отца и даже заставить его сесть на кровати. Правда, даже сидя на краешке кровати и отвечая дочери: «Да, котенок. Конечно, там медведь», — Саня все равно спал крепким сном.
— Саш! — окликнула его Катерина. — Саш, иди посмотри. Там есть кто-то, я боюсь!
Саня встал, сказал: «Угу!», взял Лизку за руку и побрел следом за женщинами.
— Саш, это что там? — показала в окно Катерина. — Саш, мне страшно.
— Медвезёнок! — радостно сказала Лизка.
— Угу, — согласился Саня, выглянул в окно и проснулся. — Мать моя медведица! Это еще что за хрень?
— Не ругайся! — шикнула на него Катерина. — Саш, я боюсь.
— Да это Винни-Пух! — объяснила Лизка. — Он не стьясный, он на дейеве мед ест!
— Дочь, ну какой там мед, на тополе! — нервно сказала Катерина. В ее голосе начали проскакивать нотки надвигающейся истерики.
— Разберемся, — сказал Саня. — Сейчас…
Он ушел в спальню, уронил там стул, пытаясь отыскать и надеть свои джинсы, потом натянул футболку.
— Сейчас разберемся, — еще раз заверил он жену и дочку, выходя в коридор и засовывая ноги в пляжные шлепанцы.
— Ну, куда ты собрался! — запаниковала Катерина. — Не ходи, Саш! Ну, Сашенька, не ходи, слышишь, пожалуйста! Я боюсь!
Саня принялся успокаивать ее, одновременно пытаясь отцепить ее руки от футболки. Он говорил ей, что все будет нормально, он только выйдет и посмотрит, что там такое на дереве.
— А вдруг он на тебя нападет! — зарыдала Катерина. — Искусает! И у тебя футболка наизнанку!..
— Это Винни-Пух! — вмешалась Лизка. — Он не кусается. Он зе доблый!
— Лизка, иди в кровать! — рявкнула Катерина.
Лизка захлюпала, готовясь разреветься, Катерина сказала:
— Горе ты мое! Иди в кроватку, я сейчас приду к тебе… Ну, куда ты?!
Последнее восклицание было обращено к мужу. Воспользовавшись тем, что Катерина отвлеклась на дочь, Саня успел выскочить за дверь.
— Запри за мной, — сказал он и затопал вниз по лестнице.
— Я тозе хочу к Винни-Пуху! — заревела Лизка, уже забравшаяся к себе на кровать.
Катерина захлопнула дверь, на всякий случай даже накинула цепочку. Если медведь разорвет Сашу, по крайней мере, в дом ему не прорваться, цепочка надежная.
— Божечки, — запричитала Катерина, кидаясь к окну. — Ой, божечки!
Не прошло и нескольких секунд, как она увидела под окнами Саню, выходящего из подъезда.
— Мама! — позвала Лизка. — Мааа-а-ама-а-а! Мозно, я посмотлю?..
Катерина отрицательно покачала головой, ей не хотелось, чтобы ребенок видел, как на отца набрасывается с дерева медведь.
Кстати, а где же медведь?..
Только теперь Катерина вдруг поняла, что больше не видит зверя на тополе. Ветер шевелил густую листву, но теперь крона была совершенно пуста. У Катерины все похолодело внутри, медведь уже спустился и притаился где-то во дворе, поджидая Саню! Она спешно оглядела двор, но в темных углах почти ничего нельзя было разглядеть.
— Божечки, что же делать? — зашептала Катерина, глаза у нее защипало, мужа было жалко до слез.
— Мама! — опять позвала Лизка. — Мам, ну сто там? Ну, мозно, я посмотъю, одним глазочком, ну, мам?
Саня между тем подошел к тополю, дважды обошел его кругом, задрав голову и внимательно изучая ветки, потом направился обратно к дому, потеряв по дороге один из шлепанцев. Только теперь Катерине пришло в голову, что надо бы крикнуть в форточку непутевому муженьку, что медведь слез с дерева и вот-вот нападет на него из темноты, но пока она взбиралась на стул и открывала форточку, Саня успел добраться до подъезда. Через минуту послышался стук в дверь.
— Папа плисол! — радостно воскликнула Лизка и соскочила с кровати на пол.
Катерина поспешно сняла с двери цепочку и отворила.
— Никого там нет, — сказал Саня, стряхивая шлепанцы с ног. — Почудилось.
— Ничего не почудилось! — сказала Катерина. — Я видела! Он, наверное, слез с дерева, пока ты ходил.
Саня помотал головой.
— Если б был медведь, — сказал он, — там бы такие царапины были на стволе, ого-го! У медведя знаешь, какие когти?
Отсутствие царапин не особенно убедило Катерину.
— Ну, а если все-таки был? — спросила она.
— Это листья шевелились, — отрезал Саня. — Показалось в темноте, вот и все. Идем спать.
Он уложил дочку в кровать, пожелав ей спокойной ночи, потом увел в спальню жену. Лизка крикнула ему вслед:
— Папа, и тебе спокойной ночи! Мама! Мама!
— Что, доченька? — устало откликнулась Катерина.
— Спокойной ночи! — крикнула Лизка. — Плиятных снов!
— И тебе тоже, — ответила Катерина.
Лизка зарылась с носом под одеяло, сунула палец в ноздрю, немного поразмышляла, а потом прошептала:
— Все-таки это был Винни-Пух!
И заснула.
Саня тоже заснул, едва прикоснувшись головой к подушке. Катерина ворочалась несколько минут, выбирая удобную позу, на душе у нее было неспокойно. А что, если медведь все-таки был? А что, если он вот-вот начнет ломиться в дверь?.. Нет, совершенно невозможно уснуть в таких условиях! Какие уж тут приятные сны!
И едва Катерина так подумала, как провалилась в сон.
Наутро ее растолкала Лизка.
— Ма-а-а-ама-а-а! — жарко зашептала Лизка прямо в материнское ухо. — Мама, плоснись, я тебе что-то сказу!
Катерина с трудом разлепила веки, поморгала, пытаясь сфокусировать взгляд на Лизке.
— М-м? — спросила она.
— Вот, — с гордостью сказала Лизка. — Я ёзыка из пластилина слепила, смотли!
Пластилиновый ёжик ярко-фиолетового цвета и с зелеными глазами лежал у нее на перепачканной ладошке.
— Давай я его тебе поязу, — сказала Лизка, укладывая ёжика на Катеринину подушку. — Смотьи, как он пойзает! Пойзет-пойзет!..
— Лизка! — простонала Катерина. - Новые наволочки, божечки мои!.. Только два дня, как постираны!
Она встала, умыла и одела дочь, заплела ей косы. Саня уже ушел на работу, воробьи скакали по карнизам окон, ссорясь и чирикая. Солнце заливало двор ярким светом.
Тополь стоял посреди двора совершенно пустой. Никаких следов медведя на нем не было заметно. Сейчас, при свете дня, Катерине показалась совершенно нелепой мысль, что там, среди веток, мог сидеть какой-то зверь. Посреди тайги — да, возможно, но тут, в городе?.. Чепуха! Должно быть, ей и правда все привиделось спросонья.
Лизка уселась за столик в детской, взяла стаканчик с цветными карандашами, принялась рисовать что-то в своем альбоме.
— Я наисую тебе кайтину! — пообещала она матери.
— Хорошо, доченька, — кивнула Катерина и отправилась готовить завтрак. Сварила овсянку на молоке, разложила по тарелкам и добавила по кусочку масла. Эти операции отняли у нее последние силы, Катерина уселась на табуретку, придерживая руками живот, и начала громко вздыхать. Потом позвала Лизку завтракать.
Лизка с энтузиазмом съела кашу, громко чавкая и откусывая от ломтя хлеба огромные куски. Катерина придвинула к себе свою тарелку, поглядела в нее и убедилась, что аппетита у нее нет вообще.
— Мозно, я посмотью теевизой? — спросила Лизка.
Катерина кивнула. Ей хотелось пойти и прилечь, Лизке придется некоторое время развлекать себя самой. Она добрела до кровати, увидела на подушке фиолетовое пластилиновое пятно и поняла, что прилечь ей не удастся. Как можно спать, когда наволочка такая грязная?
Она издала горестный стон, сдернула с подушки испачканную наволочку и поплелась в ванную комнату. Поставила в ванну таз, открыла кран, чтобы набрать воды.
Из крана в таз плюхнулся какой-то сгусток, завертелся под струей воды, потом кран чихнул и выплюнул еще один, а затем и третий, похожий на комочек рыжеватых волос.
— Да что ж такое, — пробурчала Катерина, закрывая воду. Она наклонилась, чтобы вылить воду из таза, но тут же замерла на месте, широко открыв глаза.
Один из комочков плеснул миниатюрным рыбьим хвостом, нырнул, выпростал тонкие белые ручки и убрал за спину растрепанную рыжую шевелюру. Из-под шевелюры на Катерину глядели маленькие глазки. Другие два комочка тоже ожили, начали плавать по тазу, ощупывая его стенки крошечными ладошками, тонкие волосы развевались в воде, хвосты поблескивали зелеными и серебристыми чешуйками. Когда одно из созданий перевернулось на спинку, Катерине удалось разглядеть у него на груди маленький серебристый бюстгальтер, чашечки были едва ли больше булавочных головок. Катерина широко открыла рот и едва не задохнулась от удивления, а крошка-русалка прижала ладошки ко рту и неслышно захихикала, от ее лица вверх поднялась тоненькая струйка пузырьков.
— Это… Это… — забормотала Катерина. — Ой, божечки!..
— Мама! — раздался голос от двери. — Мама, а что ты деяесь?
Она перегнулась через край ванны, заглянула в таз и воскликнула:
— Ой, смотьи, мама! Юсаячки! Юсаячки!
И сунула руку в таз. Русалки все, как одна, кинулись к ее ручонке, Катерина взвизгнула и схватила дочь под локоть.
— Не трогай! — закричала она. — Не трожь, Лизонька!
— Да они хоёсые! — удивилась Лизка. — Они зе маленькие, и они добьые!
Потом широко раскрыла глаза и громко прошептала:
— Они войсебные! Пьявда-пьявда!
Катерина хотела сообщить дочери, что не доверяет никаким русалочкам, пусть даже и волшебным, в первую очередь потому, что их не бывает на свете, и совершенно не имеет значения, что они плавают в большом желтом тазу в ванне. Однако тут проснулся маленький Дениска, беспокойно зашевелился, ударил ножкой куда-то под ребра, отчего Катерина ойкнула, присела и схватилась обеими руками за живот.
— Болит? — испуганно спросила Лизка, про русалок она моментально забыла. — Пойдем, пойдем на кьявать!
Катерина взяла Лизкину руку, послушно побрела за ней, постанывая при каждом шаге, только один раз она обернулась, чтобы закрыть на защелку дверь ванной комнаты. Поднять руку, чтобы выключить свет, ей показалось чересчур сложным маневром, она решила — пусть горит, ничего страшного. Лизка отвела ее в спальню, заботливо, хотя и несколько неуклюже, укрыла ноги пледом. Катерина пустила слезинку, растроганная дочерней заботой Лизки. Дениска у нее в животе не прекращал пинаться, Катерина гладила живот и приговаривала:
— Ну, успокойся же уже! Успокойся, маленький! Ну, что ты?
Лизка помогала гладить живот, и тоже повторяла за мамой:
— Не надо ягаться, ты зе не осьик, ты майчик! Успокойся, поспи, сейчас будто ночь!
Потом сказала шепотом:
— Мама! Я на гойсок хочу!
Катерина поняла, что сейчас придется вставать, вести дочь на горшок, а потом проделывать все сопутствующие операции, а живот болит, и Дениска не унимается, а еще нужно стирать наволочку, а в тазу плавают непонятные создания, и еще безумно хочется винограду, а Саня ушел, и попросить сходить в магазин некого. Все это навалилось на нее сразу, она разрыдалась, Лизка принялась гладить ее по волосам и говорить:
— Мама, мамочка! Не надо пьякать, я узе не хочу на гойсок! Я пеехотейя!
Тогда Катерина начала смеяться сквозь рыдания, а Лизка таращилась на нее изумленно и непонимающе.
— Ты неси горшок сюда, дочь, — сказала Катерина, утирая глаза кулаком. — Неси сама. Ты большая уже.
Она дотянулась до сотового телефона, лежавшего на тумбочке, набрала номер мужа. Саня отозвался только на седьмом гудке. В трубке шумело, Сане приходилось почти кричать:
— Что случилось?
Катерина объяснила, ей плохо, Дениска пинается, Лизка на горшке, все трое хотят винограду.
— Кать, ну какой виноград! — прокричал Саня. — Я не могу сейчас! Мы на выезде, мы сейчас на дороге в Артемьевск!
Катерина расплакалась, вот так всегда — когда муж нужнее всего, он на выезде в Артемьевске, а что делать ей?.. Саня ответил:
— Кать, ты позвони маме! Я не могу сейчас вернуться, мы уже на девяностом километре! Мы тут допоздна, до самого вечера! Как только вернемся, я сразу домой, ладно? Ладно, Кать?
Катя сказала, что конечно, пусть он едет в этот свой Артемьевск, раз он ему дороже родной жены. В этот момент Лизка, восседавшая верхом на горшке, громко сказала:
— Мам! Я всё!
Пришлось вешать трубку. Когда формальности с горшком были улажены, Катерина позвонила маме, мама откликнулась тотчас же.
— А у тебя не схватки часом? — деловито осведомилась она.
Вообще-то, согласно графику, схватки ожидались не раньше следующего четверга. Проблема, однако, была в том, что маленького Дениску никто не поставил в известность, что такой график вообще существует. Катерина сверилась с ощущениями, похлюпала носом и пришла к выводу, что все-таки пока еще это не схватки.
— Я приеду сейчас, — сказала мама и положила трубку.
— А что такое схватки? — полюбопытствовала Лизка, сунувшись к матери на кровать.
Катерина объяснила, схватки — это когда ребеночек хочет выбраться наружу, он стучится, чтобы его выпустили. Лизка кивнула, ей все было понятно.
— Сейчас бабушка придет, — сказала ей Катерина. — Сходите погулять, или почитаете.
— Хоёсо, — важно кивнула Лизка. — Мы почитаем книзки.
Катерина потрепала ее по волосенкам и отправила в детскую, играть. Лизка унеслась, громко топая по полу, а Катерина откинулась на подушку, чтобы немного подремать. Дениска наконец затих, успокоился, она сложила руки над животом и закрыла глаза, кажется, ей даже удалось на минутку уснуть.
Вот тут-то и начались схватки.
— О-ой! — ойкнула Катерина, впрочем, больше от неожиданности. Схватка была не сильной, но слезы опять потекли из уголков глаз. Катерина приподнялась на локте.
— Лиза! — позвала она.
Лизка не отзывалась.
— Лиза! Дочь!
Тишина.
— Да что же такое? — зашептала Катерина. — Ну за что мне все это?..
Она с трудом скинула ноги вниз, встала, медленно двинулась к детской.
— Лиза! Лизонька!
Долго искать Лизку ей не пришлось. Лизка сидела у окна в детской, сложив руки на подоконник, а поверх рук положив голову. Она пристально смотрела на что-то, находившееся между оконными рамами.
Катерина подошла поближе.
— Лиза, — повторила она. — Дочь, ну ты что? Не слышишь меня?
— Тс-с-с! — зашипела Лизка. — Ты ее спугнесь!
В носу у Катерины защипало, захотелось плакать, а еще лечь и полежать, и…
— Божечки, — прошептала она, увидев, на что смотрит дочь.
Между рам, распространяя вокруг себя желтоватое сияние, порхала на крыльях, похожих на бабочкины, крошечная девочка — ростом не больше мизинца. Она билась в стекла, пытаясь вылететь наружу, толкала стекло тонюсенькими ручонками, упиралась в него длинными ножками не толще соломинки, а когда она перелетала с места на место, ее светлые волосы развевались за ее спиной.
— Божечки, — прошептала опять Катерина.
— Смотьи, мама! Это фея, — прошептала Лизка завороженно. — Я позвала ее, и она пьисла! Давай откйоем окно?
Катеринин живот прорезало такой острой болью, что она только охнула в ответ. Она еще сумела сделать несколько шагов до Лизкиной кровати, и рухнула на нее почти без сил.
— Мама? — послышался ей голос Лизки. — Мамочка! Это братик постучался, да?..
— Телефон, — попросила Катерина. — Телефон мне принеси, Лизонька.
Она снова набрала мамин номер, хлюпая носом, рассказала, что у нее, кажется, началось. Мама сказала:
— Я бегу, Катенька! Я уже подхожу!
И правда, не прошло и десяти минут, как она постучалась в дверь.
— Саша на работе? — деловито осведомилась она. Катерина подтвердила.
— Ох, не вовремя! — покачала головой мама. — И с Лизой оставить некого… Давай, рассказывай, какие вещи тебе с собой положить в больницу?
Совместными усилиями они собрали Катерине сумку с вещами (мама ворчала — надо было заранее приготовиться, что ж ты, словно в первый раз!), потом они позвонили Сане, потом вызвали такси. Лизка бегала по квартире, путалась под ногами, всюду совалась и мешала собираться. Пока никто не видел, ей удалось засунуть в сумку своего пупса, Лизка беспокоилась, что в этой суете никто и не подумает, что Дениске будет нечем играть, когда он выберется из животика.
Катерина с опаской бросала взгляды на окно детской, но желтоватого сияния видно не было. Сказочная фея, бившаяся между стекол, бесследно исчезла. Когда мама отправилась в ванную комнату, чтобы взять ее зубную щетку и пасту, Катерина, шмыгая носом, приковыляла следом за ней. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — русалки, плескавшиеся в тазу, тоже пропали, не оставив никаких следов.
Потом приехала машина. Мама одела Лизку, потом помогла одеться Катерине, все втроем спустились вниз и погрузили охающую Катерину на заднее сиденье. Таксист попытался было пошутить:
— Не родишь мне там?
Но осекся и густо покраснел, когда рядом с ним на переднее сиденье бухнулась мама и приказала:
— В роддом!
Лизка сидела рядом с Катей на заднем сиденье и принималась усердно гладить ее по руке каждый раз, как та охала на очередном ухабе.
Дальше приемного покоя маму с Лизой не пустили. Они проводили взглядами Катерину, которую под руку уводила медсестра, потом узнали у дежурного врача номер палаты.
— Девятая, — повторила мама, чтобы получше запомнить. — Лиза, и ты запомни: девятая палата.
— Дейятая, — кивнула Лизка. — Я запомнила, баба!
Потом они вернулись домой. Лизка спросила:
— А бьятик узе одился?
Бабушка объяснила, что на это нужно время, может — вечером родится, может — ночью. Лизка вздохнула, сказала, что будет ждать, а пока она поиграет у себя в детской.
— И я есть хочу, сделай пияски! — попросила Лизка.
Бабушка отправилась на кухню готовить если не пирожки, то хотя бы какой-то обед, а Лизка рассадила кукол и плюшевого зайца за столиком у себя в детской и принялась объяснять им, как маленькие детки появляются на свет:
— Сначала они стучатся, чтобы их выпустили, так: тук-тук, здъяствуйте! А потом откьывают двей, и выходят.
Около восьми вечера приехал измученный Саня, с порога, даже не умываясь, кинулся в комнату.
— Как она? — спросил он у тещи.
— Нормально, — сказала та, откладывая в сторону детскую книжку. Они с Лизкой сидели на диване в зале, Лизка соскочила с дивана и с разбега запрыгнула Сане на руки.
— Я дозвониться не могу, — сказал Саня. — Думал, случилось что.
Теща махнула рукой.
— Да телефон у нее, наверное, разрядился, — сказала она. — Мы же зарядное дома оставили. Я сейчас поеду к ней, увезу покушать, и зарядное захвачу с собой. Поговорите потом.
Она собралась, поцеловала Лизку в макушку и наказала ей помогать отцу.
— Завтра утром приду, — пообещала она. — Посижу с Лизкой, пока ты на работе. Все, я ушла.
Саня отвел дочь на кухню, положил в тарелки картофельное пюре и горячие тещины котлеты, стал расспрашивать, как прошел Лизкин день.
— Мы видели фею, — сообщила Лизка, ковыряя вилкой котлету. — А я сделала ёзыка из пластилина, я тебе его показу! А еще мама наливала водиську в таз, и там плавали юсайки!
Саня кивал — да, да, русалки — это здорово. А как мама себя чувствовала? Лизка пожала плечами.
— Бьятик постучался в зивот, — сказала она. — Мама знаесь, в какой палате?
Она выпучила глаза, чтобы придать особую важность сообщаемым сведениям, потом сказала:
— В дейятой! Запомнил?
Саня сказал, что запомнил. Потом Лизка ушла к телевизору смотреть мультики, а Саня принялся бесцельно слоняться по квартире, делать ничего не хотелось, мысли разбегались. Наконец раздался звонок, он схватил телефон.
— Саш, — голосом печального лебедя произнесла Катерина. — Саша!
Он подтвердил, что да, это он и есть.
— Я, наверное, сегодня рожу, — призналась Катерина, в голосе чувствовались слезы. — Ой, Саш, что я тебе скажу… Ты воду в ванной не открывай!
Саня сказал, что он уже это делал, ничего страшного не произошло. Катерина замялась, а потом полушепотом сообщила, что видела русалок.
— И Лизка их видела! — сказала она. — Такие вот, маленькие, меньше мизинца. С хвостами! Саш, что происходит, а?.. Ящерица эта, медведь ночью, теперь еще эти вот!.. И фея! Я ее видела, правда, Саш! Ну, не смейся! Я что, дура по-твоему? И Лизка тоже их видела!
— Я разберусь, — пообещал Саня. Катерина поняла, что он не слишком-то ей верит, начала было плакать, но трубку у нее отобрала мама.
— Саша, — сказала мама. — Я тут с Катей побуду, вы ложитесь спать. Не волнуйтесь, все хорошо будет.
Саня соврал, что не будет волноваться и дал отбой.
— Лизка! — позвал он. — А, Лизка!
Лизка не отзывалась. Ясно, понял Саня, Лизка смотрит мультики и сейчас до нее не докричишься, хоть из пушки стреляй, она и ухом не поведет. Когда что-нибудь захватывало Лизкино внимание, у посторонних сигналов не было ни единого шанса пробиться к ее сознанию. Саня отправился искать дочь и нашел ее в зале перед телевизором, Лизка сидела на полу, подвернув под себя ноги в красных гольфах.
— Лизка, нельзя так близко смотреть телевизор, — сказал Саня и сразу понял, что дочь вовсе не смотрит мультики. Диснеевские бурундуки прыгали по экрану, но Лизка не обращала на них ни малейшего внимания, неотрывно глядя на пол перед собой.
— Тс-с-с! — прошептала она. — Смотьи!
Саша подошел и посмотрел.
На полу, у самых Лизкиных коленок, стоял живой лягушонок.
Не сидел — именно стоял. Растопырив в стороны задние лапы с зеленовато-бурыми перепонками, лягушонок пританцовывал и залихватски шлепал ими по полу, отбивая такт тросточкой не толще спички, которую он держал в передней лапе. На голове у лягушонка была маленькая шляпа-канотье.
— Мать моя, — прошептал Саня. Лягушонок заметил его, сорвал свободной лапкой канотье с головы и изящно поклонился, потом водрузил шляпу обратно, схватил трость обеими лапами и принялся так лихо отплясывать, что не прошло и пяти секунд, как шляпа свалилась с его головы.
Саня протер глаза.
— Ягусонок! — прошептала Лизка. — Смесной ягусонок, он пьясет!
— Да, — подтвердил Саня, и сам поразился, как странно звучит его голос. — Пляшет. Черт побери, пляшет!
Лягушонок подпрыгнул, перекувырнулся, трижды шлепнув в воздухе лапами, удачно приземлился на лапы и снова поклонился, затем подхватил шляпу и в три прыжка скрылся под тумбочкой, на которой стоял телевизор. Ошарашенный Саня наклонился, чтобы заглянуть под тумбочку, но там никого уже не оказалось.
— Ньявится? — спросила Лизка. — Он сам пьисол, его зовут Попьыгун!
Саня сел на пол, голова шла кругом. Что там говорила Катерина — феи? Русалки?.. И этот медведь на тополе. Теперь Саня уже не был уверен, что медведь был всего лишь игрой теней в листве. А еще эта ящерица, которую видела и Лизка, и Катерина…
Лизка между тем взяла с дивана недочитанную книжку, принесла ее Сане.
— Папа, а мы с бабуской стихи читали! Вот, смотьи! «Йодила цайица в ночь не то сына, не то дочь! Не мысёнка, не ягуську, а неведому звеюську!» — без запинки продекламировала Лизка отцу, тыкая пальцем в картинку в книжке.
И вот тут Саню осенило. Он выхватил книжку из рук дочери.
— Лизка, тебе это бабушка читала?
— Бабуска, — важно подтвердила Лизка. — А кайтинки я сама смотьея.
Нехорошее предчувствие поползло снизу вверх по Саниному хребту.
— Вот черт, — тихо пробормотал под нос Саня. — Вот черт!..
Он пролистнул несколько страниц и наткнулся на новую иллюстрацию. Фея из сказки про Питера Пэна, тоненькая, хрупкая и светящаяся, сидела верхом на наперстке. Он отбросил книжку и бросился в детскую, к книжной полке. Дрожащими пальцами он перебирал тонкие детские книжки. С обложки сказок Андерсена на него глянула маленькая Русалочка с роскошными рыжими волосами и чешуйчатым блестящим хвостом. На обложке другой книжки до жути знакомый лягушонок в шляпе-канотье и с тросточкой отплясывал какой-то танец. Он уронил книжку на пол. Наконец, он нашел то, что искал — толстый томик сказок с богато украшенным корешком. Выдернув томик с полки, он лихорадочно перелистал его, отыскивая иллюстрацию.
— Это его ты видела? — спросил он у Лизки, хлопнув ладонью по странице.
Лизка кивнула.
— Ага! Это Тотоська, — подтвердила она.
На картинке, обвивая хвостом башню замка и расправив кожистые зеленые крылья, сидел дракон с гребнем вдоль спины.
Саня захлопнул книжку.
Каждая чертова сказка, каждое чертово слово из каждой книжки, что они с Катериной прочитали Лизке — все воплощается в реальность прямо здесь, в его собственной квартире!
«Йодила цайица в ночь…»
Саня похолодел.
— Вот что, дочь, — сказал он, крепко обхватив Лизкины плечи руками. — Вот что. Знаешь, ты забудь эту сказку, которую тебе бабушка читала, ладно? Ладно?
Лизка неуверенно кивнула.
— Это глупая сказка. Я тебе другую сказку расскажу, хорошую, — сказал Саня, беря дочь за руку, чтобы отвести ее в спальню.
— Подозди! — Лизка выдернула ручонку из отцовской лапищи, подняла с пола игрушечного зайца и сказала: — Заяц тозе хочет сказку!
— Хорошо, — сказал Саня.
Он помог дочери переодеться в пижаму и сложить одежду аккуратной стопочкой на стуле, потом включил ночник. Лизка уложила зайца под одеяло рядом с собой и закрыла глаза. Заяц таращился на Саню глазками-пуговками.
— Значит, так, — начал Саня, усевшись в ногах кровати. Он никогда не умел хорошо рассказывать сказки, а тем более — сочинять их. Это будет нелегко.
«Но ты уж постарайся, — сказал он сам себе. — Надо рассказать такую сказку, какую ты еще никогда не рассказывал. И она должна быть убедительной. Чертовски убедительной».
Он вздохнул.
— Значит так. Жили-были король с королевой, и была у них дочка, э-э-э… принцесса Лизка. И вот однажды родился у них маленький принц, хорошенький, красивый и здоровенький. И они назвали его…
— Дениской, — сонно подсказала Лизка.
— Верно, Дениской, — сказал Саня. — Принцесса сразу полюбила своего маленького братика. И вот однажды…
Лизка уснула через десять минут. Саня посидел еще некоторое время, глядя, как дочь тихо сопит, уткнувшись лицом в плюшевые заячьи уши, а потом вышел, притворив за собой дверь.
Маленькую золотую корону, лежавшую на стуле на стопке Лизкиной одежды, он не заметил.



©alex-aka-JJ (Алексей Березин)

Comments

( 16 comments — Leave a comment )
strijar
Feb. 28th, 2019 11:21 am (UTC)
Шикарно... Просто слов нет! Спасибо
katerina_sapyan
Feb. 28th, 2019 01:24 pm (UTC)
Спасибо, Олег =)
Знаешь,случайно обнаружила этот текст у себя на рабочем компьютере. Видимо, написала я его ещё до декрета, но почему-то не опубликовала. Или времени не было, или доделать его хотела,но не успела...
Сегодня наткнулась на него, читаю - вообще не помню, чем дело закончилось. Словно совершенно незнакомый текст =))) Стёрлось из памяти всё =)

Edited at 2019-02-28 01:24 pm (UTC)
kompasneobhodim
Feb. 28th, 2019 05:59 pm (UTC)
А я уже читала, очень хорошо эту сказку помню :)
Она мне тогда очень понравилась :)
И сейчас с удовольствием перечитала.
katerina_sapyan
Mar. 1st, 2019 12:02 am (UTC)
Вот это да! Алексей Березин. Так вот почему эта сказка у меня в неопубликованных лежала =))) Спасибо за ссыль. Многое на место в голове встало =)
kompasneobhodim
Mar. 1st, 2019 03:34 am (UTC)
Пожалуйста :)
katerina_sapyan
Mar. 1st, 2019 12:23 am (UTC)
Скорее всего, он на редакцию мне этот текст высылал. Поэтому и были в нём жёлтые маркировки для исправлений =)))) А стиль сказки мой. Очень даже мой. И редактировала его я в сильно беременном состоянии =)))
Классно я сплагиатила =))) Ладно, теперь уже автору вернула авторское, понавставляв в текст ссылки на него. Впредь будет думать, кого просить текст отредактировать =))) Ну, или хотя бы в документе подпись свою ставить и печать =)))
Надо написать Алексею =)))
kompasneobhodim
Mar. 1st, 2019 03:38 am (UTC)
:)
Да, я тоже думаю, что очень подходит по стилю. :) И совершенно зря не было подписи, перепутать легко!
livejournal
Feb. 28th, 2019 12:39 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal сибирского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
kyldis
Feb. 28th, 2019 02:10 pm (UTC)
Чудо,а не сказка! Хочу так же))) Хочу дракона Тотошку, русалок в ванной и пляшущего лягушонка))) И корону конечно, куда ж без короны)))
katerina_sapyan
Feb. 28th, 2019 04:46 pm (UTC)
Спасибо, Лена =) Рада, что сказка понравилась =))) Детям своим прочитала, обе теперь лежат и мечтают, кого бы из сказочных героев они бы хотели в жизни встретить =)))
Младшая вот о короне тоже мечтает. У неё их три уже есть. Но корон много не бывает =)))
nati58
Feb. 28th, 2019 03:43 pm (UTC)
Волшебно ))) Спасибо вам, жаль что редко в ЖЖ заглядываете
katerina_sapyan
Feb. 28th, 2019 04:48 pm (UTC)
Доброго вечера! Да, редкий я тут гость. У меня аккаунты ВКонтакте и в Инстаграме. Нереально следить ещё и за жж. Но при этом только здесь можно выложить большой рассказ или вот такую сказку. Так что и жж периодически что-то от меня достаётся =)
velosi4
Mar. 1st, 2019 03:23 pm (UTC)
Катя, а я ведь помню тот пост Алексея про девочку и дракончика, он же вроде даже первую строчку топа занимал)
В любом случае твои произведения ни в чем не уступают! Радуй нас почаще новыми творениями!
kun_qiu
Mar. 22nd, 2019 07:54 am (UTC)
Давно что-то Алексей у себя не пишет ничего.
katerina_sapyan
Mar. 25th, 2019 06:12 am (UTC)
У него всё хорошо. Просто занят другими делами.
( 16 comments — Leave a comment )