katerina_sapyan (katerina_sapyan) wrote,
katerina_sapyan
katerina_sapyan

Про дырки

Не знаю, как так получилось, но человечество просто атаковали дырки!

Думаете, дырки были всегда? Не-а! Раньше были прорехи, которые требовалось чинить, зашивать, замазывать, заклёпывать или даже запаивать.

Помню, как приезжала в гости к бабушке. Она чудесно вязала варежки, носки и чулки. Родители привозили к ней старые вязанные носки с огромными дырками на пятках, и забирали домой уже починенные - со свежими надвязанными пятками и мысками.

А как-то дома сломался проигрыватель - надломилась палочка, которая держит иголку над пластинкой. Мы с папой тогда пол вечера запаивали этот рифт. А ещё помню полиэтиленовое ведро, которое от удара треснуло и развалилось пополам. Мы с дедушкой накаливали на горелке гвоздь и делали им дырки вдоль разлома, а потом сшивали ведро, протягивая проволоку в получившиеся отверстия. Воду в такое ведро, конечно, не нальёшь, но картошку в нём носить можно было легко.

Больше всего мне нравилось, когда что-то ломалось глобальное, например, телевизор. Вы когда-нибудь заглядывали во внутренности огромного советского телеящика? О! Да там же целая Волшебная страна! Гладкий и потрескивающий под пальцами кинескоп, словно огромная глыба тёплого льда. Восточные минареты ламп. Осьминоги из транзисторов. Разноцветная проволока. И всё это покрыто толстым рельефным слоем пыли. Когда эту пыль стираешь тряпкой чувствуешь себя археологом, обнаруживающим под слоем пепла Помпеи! А потом - запах курящейся канифоли - самый волшебный запах! Её янтарные капли казались сокровищами гномов, и я по тихой запихивала маленький оплавленный кусочек солнца себе в карман.

Кстати, о карманах. Когда в них появлялась дырка принято было эти дырки зашивать. Но перед тем, как зашить дырку в кармане надо было исследовать полы - не завалялась ли там монетка? И, если завалялась, это был своеобразный бонус, плата за избавление кармана от дырки.

В фотоальбоме у меня есть фотография, испорченная моими собственными детскими руками. В садике меня сфотографировали с куклой. Кукла была такая чудесная, что я решила её из фотографии вырезать. Сейчас сложно заметить, где именно я разрезала фотографию. Фотографию мама наклеила на бумажную основу, вернув куклу в мои детские сфотографированные ручки.

А книжки! Скотча тогда ещё не было, и у меня до сих пор есть книжки, аккуратно склеенные при помощи бумаги, сшитые нитками, с альбомными листами, заменившими обложки. На этих новых обложках детским почерком выведены названия книг и нарисованы какие-то ромашки.

На особенно любимых кофточках и штанишках у меня были симпатичные заплатки. Обычно грешили этим локти и колени. А бабушка умела так здорово залатывать дырки на одежде, что порой найти заплатку можно было только если знаешь, что она там есть. У бабушки был специальный мешок с лоскутками. Он стоял в шкафу. Когда-то в этом мешке пришла посылка, потому что на нём красовались разноцветные пятна, была сделана надпись - куда и от кого (к сожалению, тогда я читать прописные буквы не умела, так что не знаю, от кого была эта посылка), а ещё к нему была прилеплена разбитая сургучная печать. Я её даже на вкус помню. Видимо, пробовала грызть. Это было счастье - вытряхнуть из мешка разноцветные лоскутки, обмотать ими кукол, зверей, или просто прыгать по этой яркой куче тряпочек. Именно в этом пакете бабушка и находила заплатки для неизбежных дыр, появляющихся в процессе эксплуатации на одежде.

А у папы в гараже стоял большой шкаф, в котором хранились шурушки "на всякий случай" - палочки, железячки, гвоздики, проволочки, резинки, пластмасски, гайки, болтики, трубки и так далее. Порой мы находили какую-то запчасть на прогулке, тащили её в гараж и пополняли папин шкаф шурушков.

Вещи были живые - к ним привязывались, их любили, за ними ухаживали. Помню, как папа собрался продавать нашего "Москвича", на котором мы отъездили лет пять, а может быть и больше - я рыдала весь вечер в подушку, потому что "Москвич" был настоящим другом. Мы с ним буксовали, мы его толкали, мы его кормили бензином, а он пыхтел, забираясь на горку, очень старался выбраться из лужи и не сломаться.

Эх, детство моё!

А сейчас?

Порвались колготки? Выбрасываем. Порвались носки? Туда же! Села батарейка в игрушке? Выкинули! Поцарапался экран телефона? Новый купили. Даже если не поцарапался - всё равно новый купили, потому что старый "морально устарел". Это не модно, это не современно. В компьютере сдох винчестер - проще купить новый компьютер. В принтере закончился картридж - принтер стоит пять рублей, а картридж три, так что покупаем новый принтер. Порвалась книжка - выбросить! И позорно ходить в кофте, у которой рукава покрыты "катышками нищеты". Новые вещи идут мимо нас строем. Господи, да их просто тонны! Если провести эксперимент - завести специальный ящик для того добра, который мы выкидываем в течение года, то ящик получится ого-го каких размеров! Причём при разборе этого ящика окажется, что в нём оказалась масса вещей, которые не потеряли свои полезные свойства, а просто стали нам не нужны. Студенты обновляют свои телефоны примерно раз в полтора года. Моё поколение обновляет телефоны раз в пять лет. Мои родители обновляют телефон только тогда, когда он сломался и не поддаётся никакой реанимации.

У меня муж занимается производством мебели. Смотрю один из его проектов, в котором целый шкаф отведён под обувь. Думаете, этот шкаф для многодетной семьи? Нет! Для одинокой девушки, просто у неё очень много обуви.

Мы живём плохо - у нас кругом дыры! Дыры, которые мы не желаем заделывать, чинить, запаивать. Нам не хватает времени на семью, нам не хватает денег, мы задыхаемся под гнётом потребительских кредитов, автокредитов, ипотек. Нам нужно больше телефонов, больше обуви и больше машин. Нам нужно больше новых вещей. Мы едем в Турцию, собрав последние гроши, потому что все туда ездят. Мы покупаем новый планшет, потому что у всех уже такие есть. Мы заводим котёнка, который стоит целую зарплату, потому что бесплатный котёнок, орущий у нас в подъезде нам не нужен...

Думаете, наш век изобрёл что-то новое? Ха!

В мохнатой древности существовали два соседних государства - Хунну и Хань. Хань сейчас Китаем называют, а про Хунну уже и не вспоминают. Сначала Хань и Хунну воевали между собой, а потом стали торговать и обмениваться товарами. Хунну поставляли в Хань продукты животноводства, а Хань - шёлк, сладости, пряности, ракушки, статуэтки, веера и всякую подобную ерунду, совершенно не нужную кочевникам-степнякам. И ведь предупреждали же перебежчики из Китая хуннского шаньюя, мол, порви все эти тряпки, разбей вазы, вышвырни сладости собакам, иначе Китай вас завоюет без армии. Но хуннский шаньюй не послушал мудрых ханьских предателей, он сам привык ходить в шёлковом халате, кушать с расписных тарелочек пирожные и рисовые шарики. Стало не модно носить залатанные, но крепкие и тёплые кожаные куртки, и хунны, облачившиеся в китайские шелка, быстро превратились в рабов. Не китайцы подчинили себе хуннов. Подчинили хуннов китайские новые вещи и хуннские незалатанные дырки.

Сегодня у меня появилась дырка на колготках... Как думаете - зашить или выкинуть?

Tags: Проза, Это интересно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments